Архив метки: Классика

«Жизнь взаймы» Э. М. Ремарк (1959)

«Жизнь взаймы» — это первая книга Э. М. Ремарка, прочитанная мною. Читается хорошо и с легкостью, обычные и ясные диалоги, нет очень долгих и занудных описаний. В общем, читаешь книжку с энтузиазмом и наслаждением.
Э. М. Ремарк рассказывает нам о жизни великолепной 24-летней молодой женщины Лилиан, которая больна туберкулёзом и находиться в санатории на лечении. Каждый день её по расписанию, всё однотонно и прогнозируемо, одна из немногих радостей – самовольное посещение ночного бара с друзьями по несчастью. Однажды, навестить приятеля в данный санаторий прибывает гонщик Клерфэ и с данных пор жизнь двух героев изменяется кардинально.
Автор сочетает данных двух абсолютно различных жителей: бесспорно, вызывающая симпатию молодая женщина Лилиан, которая понимает, что вскоре может умереть и живет каждым моментом в жизни, она не рассуждает о будущем, делает, что хочет, удовлетворяя каждую свою прихоть, не мысля о правилах и деньгах; Клерфэ – вполне здоровый 40летний представитель сильного пола, который неустанно играет с гибелью, участвуя в авто гонках. Мир Лилиан может показаться на первый взгляд Клерфэ иногда странным и необыкновенным.
Читая роман, начинаешь и сам вместе с героями рассуждать о значении жизни, о неизбежной смерти, о любви, о материальных благах и про то, что, собственно, означает блаженство. Вы, не желая того, задумаетесь, а что сделали бы Вы, зная, что осталось совсем немного жить?..
Нужно уметь ценить каждый миг, не думая о завтра. (Ремарк)

Борис Леонидович Пастернак

Борис Леонидович Пастернак

Творческий путь Бориса Пастернака — самый убедительный пример того, насколько подлинное искусство неотделимо от жизни, если художник боготворит ее, ставит ее выше своего искусства. На протяжении многих десятилетий Пастернака упрекали в том, что он замыкался в своем лирическом мире, сознательно устранялся от социальных и политических проблем своей эпохи. Но советский читатель попросту не знал всего творчества и многих фактов биографии писателя, гордившегося тем, что как художник он, несмотря на жестокость сталинского времени, оказался «незатертым и нерастоптанным». «Вероятнее всего,— писал он в 1958 году, — через много лет после того, как я умру, выяснится, какими широкими, широчайшими основаниями направлялась моя деятельность последних лет, чем она дышала и питалась, чему служила». Борис Леонидович Пастернак родился в феврале 1890 года в Москве. Отец его—Леонид Осипович Пастернак был известным художником, мать — талантливой пианисткой. Детство и ранняя юность будущего писателя прошли под перекрестным воздействием музыки, живописи и литературы. Он видел Льва Толстого, которого рисовал отец, был влюблен в музыку гениального Скрябина, позднее пожизненными кумирами его стали Александр Блок и немецкий поэт Райнер Мария Рильке. Свое призвание Пастернак-гимназист поначалу связывал с музыкой, вне которой «жизни себе не представлял». Но после шести лет упорных занятий и даже сочинения собственных произведений он навсегда оставляет ее. Он понял, что ему не хватает не только техники, но и самого главного — абсолютного музыкального слуха. Это, пожалуй, самая характерная черта творческой натуры Пастернака — никогда не обманывать ни себя, ни других, упорное стремление «жить без самозванства», на пределе творческих возможностей. «Терять в жизни,— считал он, — более необходимо, чем приобретать…» Другое увлечение юности, когда он уже был студентом историко-филологического факультета Московского университета,— философия. Это были поиски смысла жизни, а заодно и смысла искусства. В творчестве Пастернака оставили свой неизгладимый след и музыка, как самое эмоциональное искусство, и философия, как глубокая мысль о мире и человеке, и, вероятно, живопись, повлиявшая на неповторимую красочность его лирики. Так, не сразу, увлекаясь и терпя «поражения», Пастернак постепенно, как бы исподволь, открывал в себе поэта. С 1913 года литература становится его главным призванием, делом всей жизни.

Партнёр публикации: — Force Vector — укрепление слабых и ломких волос.

«Яндекс полюбит ваш сайт, если Вы полюбите его ПРАВИЛА.» — www.VipSeoMarket.ru

Злой человек

— Меня считают злым человеком, я знаю, — говаривал он, — и пускай. Я никого знать не хочу, кроме тех, кого люблю; но кого я люблю, того люблю так, что жизнь отдам, а остальных передавлю всех, коли станут на дороге. У меня есть обожаемая, неоцененная мать, два-три друга, ты в том числе, а на остальных я обращаю внимание только настолько, насколько они полезны или вредны. И все почти вредны, в особенности женщины. Да, душа моя, — продолжал он, — мужчин я встречал любящих, благородных, возвышенных; но женщин, кроме продажных тварей — графинь или кухарок, все равно, — я не встречал еще. Я не встречал еще той небесной чистоты, преданности, которых я ищу в женщине. Ежели бы я нашел такую женщину, я бы жизнь отдал за нее. А эти!.. — Он сделал презрительный жест. — И веришь ли мне, ежели я еще дорожу жизнью, то дорожу только потому, что надеюсь еще встретить такое небесное существо, которое бы возродило, очистило и возвысило меня (с) Лев Толстой

Интеллигенты (закл)

Первая часть и вторая

 

Так прошло еще несколько лет. Вера Ильинична сильно сдала и теперь почти не выходила из дома. Светлана ушла с работы. Ей давали заказы на дом.
Своим детским вопросом Света больше не задавалась. Жизнь замесила ее в пресную лепешку. А Соне захотелось выступить в концерте! И педагоги му — зыкалки атаковали Светку со всех фронтов. А она спорила до хрипоты, пытаясь докричать до них: «Вы понятие имеете, какая хрупкая у нее нервная система?! А вдруг спастика? А если с сосудами что? А если она потом в откат уйдет?!» Махнув рукой, Светка выскочила в коридор и — увидела Соню. Полупрозрачная, с реликвией в руках, та подняла на приемную мать глаза. Ни просьб, ни осуждения… «Интеллигенты!»осела Светка на диван.
На концерте Света сидела в первом ряду торжественного зала с лепниной. Старшеклассники что-то играли, вдалбливали клавиши рояля, резко — на разрыв — растягивали аккордеоны, пилили скрипки и виолончели. Все они только мешали. Света мысленно перебирала условия задачки на сегодня: врач уже приехала, будет стоять за кулисами, стул — решили, что Соня сыграет сидя, —вынесет Паганини, ноги… Ноги сильно беспокоили Свету. Соня хотела выйти на сцену в туфельках. Конечно, это уместнее, чем в берцах, но ножки лишались привычной опоры. Когда объявили Соню, Светкины ладони взмокли. Читать далее

Дочь

Вторая часть рассказа Интеллигенты

После рождения дочери Вероника прожила около трех лет. Материнская любовь в ней соединилась с въедливостью молодого ученого. Она упорно искала новые методы лечения, училась видеть главное и отметать второстепенное. В последний день главным было то, что Соне уже можно попробовать занятия иппотерапией. А метель, гололедица и красный свет — второстепенным.

рождение дочери

Казалось, хуже быть уже не могло. Но вскоре Вера Ильинична рассказала, что ей не разрешают быть опекуном Сонечки. Назавтра Света сама услышала диалог молодящейся, но с отечным лицом инспекторши и Веры Ильиничны. Устало, видно, что не в первый раз, инспектор объясняла: «Вы девочке не бабушка, а пра,палец выразительно в потолок,прабабушка! Соня еще и не ходит. Ее надо брать на руки. Ее надо реабилитировать, а вам пора отдохнуть. Мы поместим Соню в хороший специализированный детский дом, ею будут заниматься профессионалы. А вы побережете силы и сможете в любое время проведывать внучку. Если не найдется в семье более молодого опекуна». Произнеся последние слова, инспектор смерила взглядом Светлану и шагнула за дверь. Читать далее

Интеллигенты

Светка с самого детства силилась понять, что означает выражение «жизнь удалась».

Вот когда у бабушки удавались пироги, Светке все было ясно…

Жизнь удалась

Бабушка брала особую муку, подогревала, пока не «отойдет», простоквашу, топила говяжий жир и руками замешивала его в тесто. Дом пропахивал сладкой сдобой, и семья допоздна чаевничала. А по пути в школу можно было выковыривать изюм для себя, а мякиш бросать дворнягам. Но вот чтобы жизнь… Когда при ней говорили, что чья-то жизнь удалась, Светка представляла себе эту жизнь: сдобную, сытную, ароматную. Классу к восьмому девочка решила, что в удавшуюся жизнь надо сложить все самое — самое. Замешена она была неплохо. Умница, красавица, спортсменка. Родители души в ней не чаяли и любили вечерами помечтать о ее будущем.
Но были в жизненном тесте Светки и слабые звенья. Во-первых, имя. Себя она представляла не меньше, чем Елизаветой. А лучше — Элеонорой. И, во-вторых, место рождения. Пыльный промышленный городок — не изюм в булочке. Тут будь ты хоть Элеонорой, хоть самой Венерой Милосской — запылишься и затеряешься не меньше. Надо было что-то делать, самой вымешивать жизнь. Светка вымесила — школу с золотой медалью и право внеконкурсного поступления на заочное отделение питерского вуза. Под такое дело мать стала налаживать давно прерванные отношения с дальней родней из Петербурга. Об этой родне в семье насмешливо говаривали, что они «интеллихэнция» и что гусь свинье не товарищ. Интеллигенты, впрочем, быстро ответили, что рады за Светку, мечтают ее увидеть и каждую сессию готовы предоставлять в ее распоряжение комнату. Нет, за такое гостеприимство и с гусями, и со свиньями подружишься.
Первые два курса Света отучилась наездами. Она работала на заводе, а в Петербурге появлялась только на время сессий. С интеллигентами сошлась быстро. Мать зря насмехалась. Были они приветливыми и крайне деликатными. И было их всего двое — бабушка с внучкой. Вера Ильинична приходилась Светке троюродной бабкой. Просчитать степень родства с Никой Света попыталась, запуталась и стала звать ее просто — сестра. Читать далее

Скульптор Миллес

Вся жизнь Миллеса-скульптора была посвящена решению одной главной задачи — поиск формы выражения внутреннего порыва к духовности. Он шел от внешне-динамического начала к передаче внутреннего прозрения человека. И тут наиважнейшим представлялось ему взаимодействие пластической формы с природным окружением, включаемым в художественную систему скульптуры. Эту особенность произведений Миллеса позволяет ощутить атмосфера его сада-музея.
У «Фонтана Сусанны», расположенного вблизи дома и застекленной галереи с античными подлинниками, безусловно, лирическое «эмоциональное поле», располагающее к спокойной созерцательности, и зритель погружается в него, сидя на скамье под ивами. Читать далее