Я и мои друзья

школьные друзья

Я познакомился с ними когда перешёл в новую школу. Меня тогда нельзя было отличить от обыкновенного малолетнего задрота. Треснутые очки без оправы и немного оттопыренная нижняя губа сразу выдавали во мне доверчивого простака. За такой свой характер я не раз был бит, терпел обидные шутки от учителей, доставал из портфеля горсти наточенных карандашей и семечковой шелухи, если вообще находил свою сумку после перемены. У одноклассников была манера пока я ходил в столовую либо забрасывать ранец на шкаф, либо прятать его в одном из уголков женского туалета. Стесняясь в мужской то зайти по малой нужде, я иногда часами сидел возле вонючего санузла, размазывая слёзы, пока мимо не проходила жалостливая классуха и не выносила мне промокший от вечно текущей канализации рюкзачок. Когда то веселый зайчик с большого кармашка, вприпрыжку бегущий на занятия с букетом для первой учительницы погрустнел и даже как то постарел. Китайская аппликация выцвела, превратив розовую шерсть зайца в седые лохмотья. А складки на краске перепахали, когда то жизнерадостную мордочку зверька столетними морщинами. Так бы я и продолжал доставать с хлюпающего дна ранца расползающиеся в руках учебники и тетради, если бы в класс не перевели двух новеньких. 

Одного из них, Лёшку Белова сразу же посадили рядом со мной за последнюю парту среднего ряда. Он был жилистый и высокий, быстро бегал и отлично гонял мяч на физ-ре. И если бы грамоты со всевозможных соревнований не закрывали для директора двойки в дневнике юного атлета, тот бы уже давно выгнал тунеядца из школы. Второй парень был сыном нового учителя, приехавшего кажется, откуда то из Прибалтики. А так как квалифицированные кадры были на вес золота, хулиганистое чадо терпели, только по дороге домой, жалуясь, что он вытворил на сегодняшнем уроке. Надо сказать, что Васькина фантазия не ограничивалась банальными кнопками на стул и бесконечными просьбами «выйти» во время урока. И хотя все знали, что использовались эти паузы для того, что бы тайком посмолить на лестнице, не было занятия, с которого бы Васька не убегал. Не раз он посылал директора по матушке, дважды чуть не устроил пожар на 4 этаже, а однажды даже на равных подрался с хамоватым омоновцем, мающимся от безделья и бесконечной охраны никаким бандитам нафиг не нужной школы. Ну как на равных? Ходил потом с гипсом месяц, а так всё было нормально.

Так мы и сдружились компанией отчипенцев, прохулиганив вместе до самого выпускного и после, расписывая по ночам стены альма-матер разноцветными матюгами ободряющего характера. Парни вставали за меня горой в самых щекотливых ситуациях, однажды даже купнув одного из моих обидчиков головой в унитаз. За это я решал для них контрольные и корпел над домашними заданиями. Мы вместе куролесили на тачке Лёшиного отца, тайком угоняемой из гаража. Не сговариваясь записались в одну качалку. Парни помогли мне подобрать гардеробчик и к 9 классу у меня даже появилась девушка. Я начал курить дорогие сигареты, а в ночных клубах дружески подмигивал охранникам, на что получал сдержанный кивок, а иногда даже приветливое рукопожатие. Меня знали по всему городу. Первый курс универа, куда мы поступили тоже вместе, превратился в пёструю карусель пьяных вечеринок и дискотек.

Сегодня утром меня разбудил звонком обычно спокойный, а сейчас что то бесконечно тараторящий в трубку Лёха.

— Ты сейчас свободен? А ну-ка срочно бросай свою Ленку и дуй к нам. Вааще срочно. Забей на переодеться. Ага, давай. Дело вааще срочное. В 10 в Мефистофеле.

Решив не будить свою девушку шелестом душа я просто ополоснул лицо из под крана на кухне. По ходу допивая из горла оставшееся с вечера шампанское я натягивал на босые ноги фирменные кроссовки и думал, зачем меня так срочно вызвали друзья. Ну не могли же на Лёху наехать какие нито отмороженные гопники в девять то утра? Да и что, не отмазался бы он от них что ли? Что ж так срочно понадобилось парням?

Тасуя в уме разные варианты, я без пяти десять прошёл под аркой с жалобной книгой и грамотами по стенам любимого кафе. За нашим столиком в углу, что то оживлённо обсуждали друзья, причём Вася по ходу убеждал в чём то отрицательно качающего головой Лёшку.

-Чё такое пацаны?

-Здорово, Мишк! Этот долбо[цензуред] вааще [цензуред]лся!

-Завали [цензуред]ало! — огрызнулся Вася. -Короче дело обстоит так — повернувшись ко мне продолжил он — Я раздобыл стволы, так что наш план ЗэЛюШэ мы можем начать прямо сейчас. Карту я уже нарисовал, пути отхода на ней пометил. Пацаны мои готовы пробки обеспечить, что б сразу менты не подъехали. Один даже свою Ауди новенькую ради этого разобьёт! А этот вот [цензуред] зассал. Сидит отговаривает. Ты со мной?

Всю тираду Вася вывалили на меня скороговоркой, так что я не до конца проснувшийся не сразу въехал. Ещё когда мы всей компанией оканчивали среднюю школу, то решили, как только повзрослеем купить оружие, камуфляж и, ворвавшись в родные классы пострелять всех в капусту, как об этом рассказывали в новостях. Только там всё происходило на западе, а мы вот мол станем первыми кто привьёт эту моду в России. Я если честно давно уже и думать перестал об этом ребячестве, а Васька то оказывается, не забыл…

-У директрисы сейчас как раз днюха! Все бухие! И Олег-омновец тоже! По классам дохера народу нарядного. Все выпускники старые, преподы… все там. Ну ты надеюсь ссать то не будешь?! Давай! Ну? Иначе один пойду! Ну? Давай!

Несмотря ни на что я не мог бросить сейчас Ваську одного. Ну никак не мог. Он ведь меня по жизни вёл, советы всегда дельные давал… Ну мы же клялись друг другу до конца помогать. Как в «Бригаде». Я бы себя последней сволочью чувствовал, если бы сейчас подвёл… Короче я согласился.

-Ну, раз уж и ты повёлся… В общем, я тоже тогда с вами — решился Лёха

Одобряюще улыбаясь и искоса поглядывая на нашего спортсмена Васёк громко крикнул: «Галя! Водки! И горячего чего нито!»

***

Через час мы уже стояли на крыльце школы, благо Мефистофель находился в двух шагах. Красный от выпитого Лёшка боксировал сейчас с тенью и в своём спортивном костюме походил на готовящегося к поединку Кличко. Вася, своей небритостью, дорогущим пиджачным костюмом, лакированными штиблетами и чёрной рубашкой в золотую линейку напоминал торгаша-кавказца с рынка. Окончательно образ дополнили две спортивные сумки в крепких руках. А я… Да хрен знает, как я выглядел. Наверное, очень героичесски. Да и чёрт с ним. Сообщив по сотовому последней навороченной модели своим приятелям, что пора запирать город пробками Вася раздал нам с Лёхой АКСы, какие то пистолеты и огромномные ножи с пилочкой. Такие вроде американские десантники используют. С ноги распахнув дверь Лёха вкатился в просторный холл. Слева, в будке, спал пьяный и сильно постаревший Олег-омоновец. Его единственная игрушка — резиновая дубинка, которую он бесконечно сгибал-разгибал, во время дежурств сейчас сиротливо валялась возле урны. Вася разбудил стража ударом приклада по морде, похоже, сломав нос.

-Что тварь, спишь на посту?! А на как тебе!

Я не видел, что происходило внутри фанерной будки, но, похоже, сейчас изрядно окрепший бывший школьник старательно пытался раздробить одряхлевшему бывшему обидчику руку. Должок, стало быть, возвращал. Он лупил и лупил, пока на оргсекло в кабинке Олега не начала брызгать тёмная кровь.

-Хорош! Пошли уже! У нас ещё дофига дел — прервал экзекуцию Лёша, резко схватив никак неуспокающегося палача за локоть.

Открывая дверь каждого из кабинетов, мы выпускали туда очередь и переходили к следующему… Один за одним мы прошли 3 этажа. Как это было сладко! Что Зинаида Дмитриевна? Не нравятся пульки то? А вы из них корень возьмите, вам понравится. Непередаваемое ощущение! Тут через выбитые стёкла раздались завывания сирены.

-[Цензуред]! Твою мать! Менты! В библиотеку, быстро!

Забрав кого то из посетителей праздника в заложники мы забаррикадировались в библиотеке. Кинув полубесчувственные тела в угол мы разобрали роли. Лёха будет слушать, не пойдёт ли кто из коридора, Васька будет окно контролировать, а я за перепуганными пленниками присматривать. Решено отбиваться до последнего патрона. Примерно полчаса мы отвечали на настойчивые требования отпустить заложников и поговорить только восьмиэтажными матами. Ментам то, конечно, было легче — у них блин матюгальники… Но получалось всё равно громко.

Тут Лёшка знаком показал, что слышит, что то в коридоре и, согнувшись медленно едва переставляя ноги пополз туда. После того как мы прождали 5 минут не выдержал Васёк и отправился посмотреть, что случалось с нашим разведчиком. Мне же оставил инструкции: держать заложников на прицеле — как только шелохнутся — стрелять. Начнётся штурм — стрелять. Заскучаешь — стрелять.

Я прождал мокрый от напряжения 4 часа. Потом в двери осторожно показалась голова в чёрной маске, а за ней и крепкое камуфлированное тело.

-Положи автомат парень. Успокойся… Подумай о родных… Клади… Так медленно…

Я потерял сознание.

***

Суд проходил очень странно. Все оставшиеся в живых свидетели в один голос заявляли, что А.Белов и В.Пехонас у них никогда не учились и что на штурм родной школы я шёл в одиночку. Следов пребывания моих соучастников найдено не было. Более того, о них не было никаких записей не по месту прописки, ни на работе. Мне присудили смертную казнь, заменённую пожизненным. Я очень рад, что пацанам удалось скрыть все следы, но немного обижен, что меня они не вытащили с суда. Только вот никак не могу взять в толк: чем они запугали ВСЕХ свидетелей, что тем отшибло нафиг память?

***

Если бы этим тёмным вечером кто то вздумал выбраться на школьную спортивную площадку, то обязательно бы увидел в круге фонарного света пару молодых людей попивающих пиво, сидя на опрокинутых футбольных воротах. От них обоих воняло чем то химическим. Как будто жжёнными спичками. Один, тот, что в пиджаке, достал свободной рукой с пояса сотовый последней навороченной модели и остренькими зубами открыв дисплей, набрал на клавиатуре три цифры.

-Алё.. Милорд? Ну что… задание выполнено. Да… Как у вас там? не жарко в аду то? Да ладно.. шучу-шучу… В общем, очередной грешник готов к отправке. Да… Всё красиво, следы подтёрли. Душа я вам скажу отменная… Кстати, Милорд… Да выключите вы уже этот зубовный скрежет, достал он уже! Милорд… Может отпуск нам дадите? А то умаялись пока этого придурка искушали… Что? Нет… Нет… В котёл не хочу… Ладно. Как ещё раз? Иванов? Зписал… Завтра же и приступим. До свидания. Идите к чёрту!

-Вставай давай, хорош отдыхать. Босс ещё заказ сделал…

-Да сколько можно? — возмутился второй, в спортивном костюме — отдохнуть блин нельзя!

-Нельзя, нельзя… или на сковородку тебя, что ли отправить? Вставай! — пиджак толкнул упирающегося парня.

Соскочив с ржавой железки, парочка отправилась куда то во дворы соседнего квартала. Их следы ещё долго не гасли в темноте, огненными пятнами вминая в асфальт цокот копыт. А за спинами у незнакомцев расправились чёрные драконие крылья, скрывающие вывалившиеся из под ремней змеиные хвосты. Или это просто так странно сложился туман?

автор: Михаил Луковников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *